Русская православная церковь Московский патриархат Саратовская митрополия
Балашовская епархия
По благословению епископа Балашовского и Ртищевского Тарасия

Успение Пресвятой Богородицы

58343_copy

58343_copyПодходя к концу церковного года, мы вновь вспоминаем Пречистую Деву, Ее успение. Человечество до Христа, до Его Воскресения видело в смерти лишь мрак и опустошение. Даже праведники по смерти пребывали в аду, хотя и были отделены от душ остальных людей. После же воскресения бытие человека обретает новую действительность, которая заключается в наследовании вечных благ, уготованных нам от создания мира. Господь Иисус Христос говорит: «где Я, там и слуга Мой будет» (Ин. 12, 26). За время земной жизни Спасителя и особенно за время Его общественного служения многие люди служили Ему, кто-то постоянно, а кто-то от случая к случаю. Но ни одно из дел этих людей не сравнится с великим подвигом Матери Божией, Которая была избрана, зачала и выносила Плод, родила, оставаясь прежде Рождества, в Рождестве и по Рождестве Девой, испытала многие душевные муки как во время проповеди Христа, так, особенно, и в последние дни Его земной жизни. Она по праву может называться Слугой Христовой, мзда Которой соизмерима лишь с Ее любовью к Своему Сыну и Богу.

Святая Церковь перед днем воспоминания кончины Пресвятой Богородицы установила один из многодневных постов, по строгости подобный лишь Великому. Успенский пост длится две недели, начинаясь первого (ст.с.) августа. Пост этот указывает нам на смирение Божией Матери, которая будучи Чистой и святой, все же проводила свою жизнь в строгом посте и постоянной молитве. Особенно это касается последних дней Ее жизни, наполненных желанием скорее увидеть Своего Воскресшего Сына. Если Пречистая Дева совершала постный подвиг, то тем более нам будет прилично последовать Ее примеру, для чего и установлен данный пост. Упоминания об этом посте встречаются уже в V веке. На Константинопольском соборе 1116 года было постановлено постится перед праздником Успения в течении двух недель, и в этот пост только в праздник Преображения Господня разрешено было вкушение рыбы. На Руси практика пощения накануне Успения впервые встречается в Типиконе Николо-Казолянского монастыря, который относится к XII веку.
Священное Писание ничего нам не сообщает о событии Успения Божией Матери, как, впрочем, и о большинстве основных событий Ее жизни. Устные предания, бережно хранящиеся в Церкви, говорят о последних днях Девы Марии, о том что Она приходила ко Святому Гробу Господню, воскуряла здесь фимиам и преклоняла колена. В одно из таких посещений, за три дня до успения Матери Божией явился Архангел Гавриил, тот самый, который благовестил Ей о зачатии от Духа Святого. Теперь Архангел был вестником не менее радостного для Девы события – Ее кончины. Живя вместе с апостолом Иоанном Богословом, Богородица сообщила ему о долгожданной вести. По молитве Богоматери, готовящейся к встречи в вечности со Своим Сыном, Господь собрал апостолов в Иерусалиме, для того, что бы Его Мать могла дать им последнее наставление и увидеть дорогих Ее сердцу людей. Собранные из разных стран апостолы стали свидетелями праведной кончины Матери Света и желали хоть чем-то послужить Слуге Христовой. Возлежа на одре Мария ожидала скорой встречи со Христом и вот, помещение осиял яркий свет и с неба сошел Христос, окруженный множеством ангелов. Без всякого телесного страдания, как бы в приятном сне, Пресвятая Дева предала душу в руки Своего Бога и Сына.
После Своего Успения Пречистая Дева находилась во гробе. Пришедший на третий день после блаженной кончины апостол Фома пожелал увидеть Матерь Божию, и для него пещера, которая служила гробом, была открыта. В ней уже не было тела Богородицы, в чем Церковь видит знак Ее воскресения и телесного вознесения на небо, что, однако, не отражается в догматическом учении Православной Церкви (в отличие от церкви Католической).
Торжественное богослужение праздника, уже начиная со стихир на «Господи воззвах», обращает наше внимание на правильное восприятие смерти: «лествица к небеси гроб бывает». Если раньше люди страшились смерти, то сегодня этот страх должен исчезнуть и переменится на радость, так как именно через смерть мы можем соединиться со Христом в Его Царстве. Неоднократно звучит в этих стихирах из уст, как наших, так и небожителей, архангельское приветствие, обращенное к Пречистой, что указывает на радость неба и земли о свершившемся. Последняя стихира имеет интересное построение, отличное от остальных. Вначале повествование в ней идет от третьего лица, а затем от лица апостолов, обращающихся к ангелам со следующим призывом: «возьмите врата и Сию премирно подъимите, Присносущного Матерь Света».
Паремии читаются те же что и на Рождество Пресвятой Богородицы. Литийные стихиры принадлежат как минимум четырем авторам (две из них не надписаны) и содержат в себе богатую палитру событий Успения. Здесь и нечаянное собрание апостолов, и величание ими (а вместе с ними и нами) «Высшей херувим», и прославление Марии как Богородицы, а Христа как Живодавца.
Стихиры на стиховне воспевают Воплотившегося и Родившую. Здесь можно провести условную параллель – как некогда Матерь носила на руках Богомладенца, так теперь Сын принимает на руки душу Матери. Эта мысль проходит через всю группу стихир. Кроме этого встречается и параллель с праздниками, посвященными Спасителю, когда мы вспоминаем чудо обожения человеческой природы, в котором Матерь Божия так же принимает участие, поскольку «Еяже ради мы обожихомся». Последняя стихира похожа по своей структуре на одну стихиру из группы стихир на «Господи воззвах», так как в ней повествование о самом празднике перекликается с ангельским диалогом.
Праздничный тропарь первого гласа своим содержанием указывает нам на премудрое устроение церковного года. Начиная с Рождества Божией Матери мы подошли к Ее Успению, заключая, таким образом, годовое богослужение в рамки жизни Богоотроковицы. Однако и по Успении Пречистая Дева не оставила своих чад, но продолжает молить Своего Сына о нашем спасении.
Два канона принадлежат преподобным Косме и Иоанну. Преподобный Иоанн впервые ввел здесь ирмос «Отверзу уста» который впоследствии лег в основу канонов преподобного Феофана на Благовещение и Георгия Никомидийского на Введение. Канон преподобного Космы величественен и наполнен торжеством. В первой песне он говорит как о видимой стороне праздника, то есть собственно смерти и погребении Богоматери, так и о духовной стороне – повиновении Матери Божией естественным законам для вечной жизни со Христом. Третья песнь повествует о омрачающих праздник событиях. Во время торжественной процессии некий иудейский священник Авфония, желая остановить апостолов. несших тело Пречистой, подбежал к одру и, схватив его, хотел перевернуть его. Однако ангел Божий отсек руки нечестивцу, который был тут же исцелен после исповедания величия Девы.
Четвертая песнь рассказывает о том, как лики ангелов встречают Царицу Деву, возносящуюся от земли и Сам Господь принимает душу Ее. Пятая песнь живо изображает, как лик апостолов по воздуху переносится послужить Облаку легкому, из Которого Свет воссиял для сидящих во тьме. Шестая песнь показывает нам, как чудесно сохраняется нетленным самый Сосуд чистого духа и возносится на небо. Песни седьмая и восьмая весьма схожи, разница лишь в том, что в седьмой хвала Деве поется от лица пророков и праведников, а в восьмой уже мы прославляем безболезненное переселение Богоотроковицы. Наконец девятая песнь подводит итог: «Побеждаются естества уставы в Тебе, Дево Чистая». Действительно, с самого зачатия от неплодных родителей, продолжая безмужным зачатием и безболезненным и неврежденным рождением Господа Иисуса и заканчивая тихим успением, вся жизнь Пренепорочной была победой над естеством, которое было принесено в жертву Богу.
Хвалитные стихиры неоднократно говорят о радости, которую испытывают ангелы, апостолы и мы, собравшиеся в храм. В этом нет ничего удивительного, потому что смерть не есть уничтожение нашего бытия, а только переход от земли на небо, от тления и разрушения к — вечному бессмертию. Именно поэтому Церковь призывает нас в своих песнопениях радоваться, как бы говоря, что в удивительной кончине Матери Божией особо проявилась сила Божия, сила Воскресшего победителя смерти, Который сделал смерть для верных блаженной, легкой как сон.
В Пречистой Деве мы видим красоту девства, образец великой мудрости и совершенства. Она явилась идеалом обоженного человека, к воплощению которго должны стремится все мы. Вспоминая Богородицу в начале и конце богослужебного года мы не забываем, что Она вместе со Своим Сыном проходит путь к Голгофе, который начинается от самых яслей, в которые был положен Христос. Сегодняшний день, как торжественное завершение годичного цикла богослужений, призван показать всю любовь Бога, обращенную к нам, и если мы вспомним самое начало проявления этой любви, отраженное в праздничных днях Православной Церкви, то оно будет вновь связано в Божией Матерью. Премудро устроенное чередование праздников приводит нас к живому переживанию священных событий, совершенных для нашего спасения, избавления от ига греха и его последствий – страстности, тленности, смертности. И если Рождество Пресвятой Богородицы было началом этого «Божия о нас смотрения», то в Успении Ее мы видим уже исполнение Промысла Божия о человеке – его спасение.

 

священноинок Серафим (Козин)