Русская православная церковь Московский патриархат Саратовская митрополия
Балашовская епархия
По благословению епископа Балашовского и Ртищевского Тарасия

Вход Господень в Иерусалим

19804

19804Праздник Входа в Иерусалим — преходящий и последование его находится в Триоди постной. Празднуемое событие описывается у всех четырех евангелистов.
Хотя праздник не имеет пред – и попразндства, он предваряется шестой седмицей Великого поста, песнопения которой приготовляют нас к грядущему празднику. Точно также как Вход в Иерусалим хронологически неразрывно связан с Воскресение Христовым, связан он и с другим евангельским событием, а именно, с воскрешением праведного Лазаря. Это воспоминание совершается накануне в субботу. Воскрешение Лазаря было указанием на всеобщее воскресение мертвых, которое совершится уже во Второе пришествие Господа Славы, но, вместе с тем, это чудо совершено было для укрепления веры учеников перед нелегким испытанием – страданием и смертью Спасителя. Тропарь этого праздника как бы подводит нас к торжественному и смиренному входу в Иерусалим Господа Иисуса Христа. Отметим так же одну стихиру на «хвалитех», которая приготовляет нас к событиям Воскресения Христова. В ней наше внимание обращено ко Христу, к Которому мы и обращаемся: «Воскресение и Жизнь человеком Сый Христе, гробу Лазареву предстал еси, уверяя нам два существа Твоя Долготерпеливе, яко Бог и Человек от Чистыя Девы пришел еси, яко же бо Человек вопрошал еси: где погребеся? И якоже Бог воскресил еси живоносным мановением четверодневного». Господь показал что Он есть Истинный Бог и Истинный Человек. К тому же торжественная встреча Христа в Иерусалиме была вызвана в большой степени чудом воскрешения Лазаря, которому не было равных по силе до тех пор.
Образ самого Входа можно сравнить с помазанием на царство царя Соломона священником Садоком и пророком Нафаном. Царь Давид повелел Ванею и бывшим с ним: «возьмите с собою слуг господина вашего и посадите Соломона, сына моего, на мула моего, и сведите его к Гиону» (3 Цар. 1, 33). Точно так повелел и Сам Господь своим ученикам: «пойдите в селение, которое прямо перед вами; входя в него, тотчас найдете привязанного молодого осла, на которого никто из людей не садился; отвязав его, приведите» (Мк. 11, 2). Далее, в третьей и четвертой книгах Царств мы находим два эпизода напоминающих поведение народа при Входе Господнем в Иерусалим – это продолжение повествования про помазание царя Соломона и описание ликования народа при воцарении Ииуя: «и весь народ восклицал: да живет царь Соломон! И весь народ провожал Соломона, и играл народ на свирелях, и весьма радовался, так что земля расседалась от криков его» (3 Цар. 1, 39-40); «И поспешили они, взяли каждый одежду свою, и подостлали ему на самых ступенях, и затрубили трубою, и сказали: воцарился Ииуй!» (4 Цар. 9, 13). Такой же всеобщий подъем описывают и евангелисты, что, конечно, говорит и о признании Христа Мессией, так как держание в руках ветвей пальмы было исключительно религиозным действом, сравнимом разве что с таким же их использованием на осеннем празднике Кущей. Исполняются сегодня и благовещенские слова архангела Гавриила, сказанные Пресвятой Богородице – «и родишь Сына, и наречешь Ему имя Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего» (Лк. 1, 31-32). И действительно, сегодня мы, смотря на икону праздника, видим как восторженные жители Иерусалима постилают свою одежу на пути Христа, встречают как религиозного Лидера и кричат «осанна в вышних!», т.е. спасение с неба, от Всевышнего.
Великая вечерня начинается пением стихиры «Днесь благодать Святаго Духа нас собра». Это песнопение неоднократно повторяется на протяжении всего праздничного богослужения, так как содержание её очень хорошо и кратко показывает наше отношение к празднуемому событию. «И вси вземши крест Твой глаголем: благословен грядый во имя Господне, осанна в вышних» — слышим мы в стихире. Распятием на кресте Господь принял на себя древнее проклятие, принеся то самое спасение с неба, о котором мы сегодня радуемся. Но вот крест уже поднимаем и мы, исполняя божественную заповедь «кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за мной» (Мк. 8,34). Кроме этого, стихира приобретает особое значение перед Страстной седмицей, когда несение креста Христом будет исполнением Превечного Совета Пресвятой Троицы о человеке, его спасении. Следующая стихира на «Господи воззвах» воспевает смирение Господа Иисуса, имеющего небо Своим престолом, а подножием — землю. Смирение это заключается не только в том, что Христос выбрал такой необычный способ для торжественного входа в священный город, но и, по преимуществу, в добровольном шествии на страдания и смерть. Третья стихира перекликается с третьей паремией праздника (пророчество Захарии). В этом песнопении Церковь Христова называется Новым Израилем, который состоит из бывших язычников, людей, не входивших в Ветхий Завет Бога с человеком, но составляющих теперь «род избранный, царственное священство, народ святой» (1Петр. 2,9), людей, взятых в удел. Неслучайно здесь вспоминается и «жребя осля», так как оно было прообразом ранее неверных народов, покоренных теперь Тем, Кто, являясь Источником жизни, отдал свою жизнь за нас.
Литийные стихиры, разнообразные по своему содержанию, поэтапно развивая ход повествования, все же делают акцент на упоминании детей при входе Спасителя в Иерусалим. Здесь мы вновь вспоминаем праздник Сретения Господня, когда Младенец был принесен в храм и исповедан старцем. Теперь же история повторяется в точности до наоборот – старцы еврейские, которые должны были увидеть исполнения пророчеств на Христе, замышляют убить Его, дети же, наставляемые Всесвятым Духом, не имеющие зрелого разума, кричат «осанна в вышних, благословен грядый Царь Израилев». Стиховные стихиры не выделяются какой-то особой мыслию и по сути просто пересказывают нам евангельское повествование.
Богослужебной особенностью праздника является освящение ваий после чтения пятидесятого псалма на утрене. Согласно Уставу, иерей вначале кадит ветви крестообразно, потом читает молитву «Господи Боже наш, седяй на херувимех», чем освящение и заканчивается. Однако, согласно современной практике, после чтения молитвы ваия (в традиции Русской Церкви – ветви вербы) еще и окропляются святой водой. Употребление пальмовых ветвей в религиозных процессиях, как уже было сказано, было известно в Израиле. Соответственно и в Православной Церкви этот обычай ведет своё начало с глубокой древности. Профессор Красносельцев, ссылаясь на свидетельства паломницы Этерии, описывает праздничную процессию в Иерусалиме так: «весь народ идет перед ним (епископом) с гимнами и антифонами, постоянно отвечая: Благословен грядый во имя Господне. И сколько бы не было детей в тех местах, все они, даже те кто не могут еще ходить, а потому находятся на руках у родителей, держат пальмовые или оливковые ветви». Лебедев и вовсе говорит что: «обычай употреблять ваии в этот праздник…по своему началу в Церкви христианской современен началу самого праздника».
Канон праздничного четвертого гласа, принадлежащий преподобному Косьме, многогранен и замечателен по своей структуре, т.к. каждая последующая песнь практически не повторяет мысли предыдущей. Однако есть в нем и основа, которая прослеживается и во всем праздничном богослужении в целом. Речь идет о наступлении Нового Завета, о оправдании не только иудеев, но и язычников принявших Мессию. Избранный народ принимает сегодня своего Искупителя, но уже скоро те же люди будут на суде у Пилата просить казни этого Человека. И вот, в шестой песне мы слышим что «кроплением … обновятся людие Божественныя Крове», то есть посредством Жертвы Христа все мы получаем обновление, освобождение от первого греха и получаем сопричастность вечной жизни.
Стихиры на «хвалитех» вспоминают тех людей, которые встречали Господа и их ликование. В этих песнопениях есть и нечто новое, до того не прослеживающееся в службе праздника, а именно некоторые повторяющиеся стихирные окончания. Воздавая хвалу Господу мы поем: «благословен еси пришедый, и паки грядый», что наталкивает нас на мысль о Втором и славном пришествии Христа. Святая Церковь как бы успокаивает нас и не дает никакого повода к унынию, т.к. хотя Христа и распнут, однако Он придет вновь, но уже не «зрак раба приим», а во всей своей славе «хотяй судити живым и мертвым». И напоминание это совершенно не случайно, так как прошел пост святой Четыредесятницы, впереди пост Страстной седмицы и от того, как провели или проведем мы это время, как встретим мы Пасху Господню, зависит и наше духовное состояние, в котором и будет судить нас Господь.
Праздник Входа Господня в Иерусалим, как уже было сказано, не имеет ни предпраздства, ни попраздства. Однако он предваряется воспоминанием события, связанного с ним хронологически – воскрешением праведного Лазаря, и последующая неделя также посвящена воспоминанию последних дней земной жизни Спасителя. В этом контексте праздник вместе со страстной седмицей может восприниматься как своеобразное предпраздство Светлого Христова Воскресения. Само богослужение, в частности тропарь, говорит нам об этом. Да и воскрешение Лазаря было именно тем чудом, которое помогает воспринять и Воскресшего Христа. Сегодня Церковь предлагает нам встретить Господа, воздавая Ему подобающую честь. Но еще немного, и нам предстоит скорбеть с учениками о предательстве, суде, страданиях и смерти Христовой. Важно не покинуть теперь своего Искупителя, не предать Его своими грехами и помнить, что именно за нас Он и претерпел такие страдания. Но, вместе с этим, мы также будем разделять и радость о Его Воскресении с мироносицами, и апостолами. Однако все это будет после Страстной седмицы, богослужение которой насыщенно воспоминанием различных событий земной жизни Господа Иисуса.

 

Священноинок Серафим (Козин)