Русская православная церковь Московский патриархат Саратовская митрополия
Балашовская епархия
По благословению епископа Балашовского и Ртищевского Тарасия

Untitled document

История Русской Православной Церкви всегда была неразрывно связана с российским воинством. Святой Илья Муромец, святые благоверные князья Александр Невский и Дмитрий Донской, Ермак, Минин и Пожарский; Александр Суворов, Кутузов, Багратион, Нахимов, маршалы Жуков и Василевский, и великое множество других православных воинов.

В своей «Науке побеждать» Суворов учил русских воинов: «Чудо-богатыри-покой, опора и слава Отечества! С нами Бог! Молись Богу от Него Победа! Пресвятая Богородица, спаси нас! Святителю отче Николае, моли Бога о нас!» — Без сей молитвы оружие не обнажай, ружья не заряжай, ничего не начинай».

Русская православная церковь всегда рассматривала защиту Отечества как священный долг. При этом в качестве аргумента чаще других приводятся известные слова Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). Воинское служение никогда не осуждалось ни Спасителем, ни его учениками. Еще когда к Предтече и Крестителю Господню Иоанну приходили воины и вопрошали: «А что нам делать?», то Иоанн отвечал им: «Никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованьем» (Лк.3:14)

Господь Иисус Христос, исцелив слугу сотника (римского офицера), не только не укорил его за воинское служение, но и сказал на всеуслышание о вере офицера: «Сказываю вам, что и в Израиле не нашел я такой веры» (Лк.7:9)

На протяжении истории Церкви одни христианские богословы и философы утверждали, что война есть убийство, которое запрещается Богом, ссылаясь на Божию заповедь: «Не убий» (Исх. 20, 13); что христиане не должны воевать ни против какого народа, так как через Иисуса Христа они стали детьми мира; что не подобает одновременно служить Христу и диаволу, что не может одна душа служить двум господам. Этих воззрений придерживались христианские богословы II-III веков Тертуллиан и Ориген, христианский писатель и ритор III-IV веков Лактанций. Другие, наоборот, считали, что смерть врагов на войне не является убийством.

Так, в 13-м правиле Василия Великого, архиепископа Каппадокийского (IV век), говорится, что «убиение на брани отцы наши не вменяли за убийство, извиняя, как мнится мне, поборников целомудрия и благочестия. Но, может быть, добро было бы советовати, чтобы они, как имеющие нечистые руки, три года удержалися от приобщения токмо святых тайн».

Слово «воин» — высокое слово в церковном языке. Об уважении Православной Церкви к воинству свидетельствует и то, что, когда за богослужением поминаются живые и усопшие, из всех мирян только к именам военнослужащих прилагается их звание — воин. За каждым своим богослужением Русская Православная Церковь молится о властях и воинстве своей державы. Смысл такого литургического внимания к защитникам Отечества и властям предержащим состоит в том, что от них в большей степени, чем от кого-либо другого, зависит судьба народа и государства, судьба людей, наконец, сам священный и драгоценный дар — человеческая жизнь. Церковь ежедневно возносит молитвы об упокоении душ всех на поле брани живот свой положивших.

Во время войн Русская Православная Церковь усугубляла молитвы о даровании побед русскому воинству и сопровождала их коленопреклонением, как в знак покаяния за грехи, которые привели к брани, так и ходатайства о Божией помощи. Само название «христолюбивое», данное русскому воинству, объясняло смысл его служения. С давних времен существовала связь между Церковью и воинством. Подвижники Русской Православной Церкви оказывали духовное содействие воинам в деле оберегания Православия и сохранения целостности государства. В словах «христолюбивое воинство» заключен глубокий смысл, это свидетельство христианского воспитания русского народа, и недаром в дни скорби и в дни великих побед на Руси призывали: «Звоните во все колокола!»

Не случайно патриотическое и духовное воспитание воинов российской армии до 1917 г. строилось на религиозной, главным образом, православной основе. Стремление привить нравственные религиозные чувства как противовес страху было приоритетным. Православные священники благословляли воинов на подвиги во имя Отечества, воодушевляли малодушных, утешали раненых, заботились о воспитании в войсках духа веры, мужества, самопожертвования, воинской дисциплины. Русский народ издавна был воспитан на том, что мужчину провожали на службу близкие, и благословлял священник. Это всегда ободряло воинов, даровало им уверенность в том, что защита родины – это великий подвиг, который им предстоит совершить. Русская армия связана с церковью какими-то необъяснимым образом. Даже на уровне терминологии (служение, пост) появляется эта связь. В истории закреплено немало фактов, когда после молитвы солдаты оставались живы в жесточайших боях, когда в православный крест попадала пуля, и воин оставался невредим. Церковь всегда давала ту защиту, которую не могли дать снаряжение и оружие, поскольку война – это ирреальное пространство, где становится возможным всякое.

     В советское время, когда подавлялась сама идея веры в Бога, историки религии, хотя и  с идеологическими оговорками, вынуждены были согласиться с положительной ролью военных священников в духовном воспитании солдат и матросов.

В дни Великой Отечественной войны Православная церковь вместе со всей страной переживала несчастье, обрушившееся на родную землю. 22 июня 1941 года глава Православной Церкви в России патриарший местоблюститель Сергий обратился к пастырям и верующим с посланием, собственноручно напечатанным на машинке и разосланным по всем приходам.
В этом послании он выражал уверенность в том, что с Божией помощью русский народ развеет в прах фашистскую вражескую силу. Митрополит упоминал имена Александра Невского, Димитрия Донского, «неисчислимые тысячи наших православных воинов», которые жертвовали своей жизнью ради веры и родины.
В послании к верующим говорилось, что русский народ «развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном долге перед Родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы – православные, родные им и по плоти, и по вере».
Когда началась чеченская война, многие священники отправились в зону боевых действий, чтобы поддержать дух российских воинов. Батюшки стали читать старинный чин по освящению оружия. 

Современная российская армия постепенно возрождает взаимодействие с Православной церковью. Государство может оборудовать по новейшим технологиям армейские части, укомплектовать снаряжение, закупить мощное оружие… Но только благословение батюшки может дать воину уверенность в том, что он не останется в одиночестве на поле битвы. Ведь не зря же поется в песне: «Мы – русские, с нами Бог»…

Александра Попова