Русская православная церковь Московский патриархат Саратовская митрополия
Балашовская епархия
По благословению епископа Балашовского и Ртищевского Тарасия
___20120325_1594530691

Untitled document

___20120325_1594530691Дорогие братья и сестры!

Сегодня Православная Церковь празднует память святой мученицы Гликерии девы и с нею Лаодикия стража темничного. 

В первый год царствования нечестивого императора римского Антонина, при управлении Грециею игемона Савина, христиане, проживавшие в фракийском городе Траянополе, ежедневно собирались в свой храм; здесь они усердною молитвою испрашивали от Бога мира и увеличения верующих, так как тогда было немного боящихся Бога христиан, да и те тяжко бедствовали по случаю гонений. В этом городе проживала одна христианская девица, по имени Гликерия, дочь Макария, бывшего ранее римским анфипатом. Гликерия переселилась сюда из Рима вместе с родителями своими, а затем осиротела; здесь она уверовала во Христа и присоединилась к христианам.  Гликерия говорила им:
— Прошу вас, помолитесь обо мне ко Господу, дабы Он укрепил меня на подвиг вместе с вами, дабы Он сподобил и меня пострадать ради имени Его. Помолитесь обо мне ко Господу, да причтет Он и меня к лику нетленных невест Своих, пребывающих в Его небесном чертоге.
Между тем, спустя три дня по прибытии Савина в Траянополь, началось языческое нечестивое празднование. Увидав это, блаженная девица Гликерия воспылала ревностью о Христе, Господе Боге своем; сотворив на себе крестное знамение, она с поспешностью пошла к капищу Диеву. святая Гликерия, став на возвышенном месте, так что была видима всем народом, открыла чело свое и показала всем знамение креста Христова, начертанное на челе ее. Игемон и жрецы, видя это, распалились яростью и приказали народу побить святую камнями. Однако камни, бросаемые на святую, не прикасались ее.  Нечестивые язычники, не познав силы Божией, называли святую волшебницею. После этого игемон приказал, связав святую, отвести ее в темницу. 
В то время как святая Гликерия находилась в темнице, к ней пришел иерей Божий Филократ, желавший навестить узницу Христову. Пресвитер, знаменав Гликерию честным крестом, сказал:
— Да поможет тебе знамение Христово; да будет для тебя духовным миром Сам Христос, помазующий тебя Своею благодатью, дабы ты мужественно выдержала подвиг свой.
Спустя три дня после этого игемон сказал трибуну: «Возьми мой перстень и наложи им печать на то отделение темницы, в которое заключена та волшебница». Спустя несколько дней после этого игемон, намереваясь идти в город Ираклию, пришел в темницу повидать мученицу, так как хотел взять ее с собою. Увидав свою печать на двери темничной, он подумал, что Гликерия уже умерла от голода и жажды, потому что много дней прошло с тех пор, как она была заключена в темницу. Но, открыв двери и увидав святую живою, разрешенною от уз, увидав также и блюда, стоящие пред Гликерией (в них находился чистый хлеб, молоко, была также и вода в чаше). Между тем христиане, проживавшие в городе Ираклии, узнав, что к ним идет Гликерия, пострадавшая за Христа в Траянополе, вышли навстречу ей со своим честным епископом Дометием. 
Утром следующего дня, игемон решил предать сожжению мученицу в том случае, если бы она не принесла жертв богам. Вызвав ее пред свое судилище, он сказал ей:
— Не надумала ли ты, Гликерия, принести жертву богам нашим?
Святая отвечала:
— В законе, данном нам Богом истинным, написано: «не искушай Господа Бога твоего» (Втор.6:16), перестаньте же меня уговаривать. После того, как святая окончила говорить, игемон приказал бросить ее в пещь огненную. Но тотчас с неба снизошла роса и угасила пламень пещи. Святая же, стоя посреди пещи, как чистая агница, воспевала благодарственные слова. Игемон приказал отвести ее в темницу и, связав по рукам и ногам, велел положить ее нагую на острый камень. Когда наступила полночь, в темницу снизошел ангел Господень. Осияв темницу, он разрешил святую от оков и исцелил ее, восстановив снова на голове ее кожу, содранную мучителями, так что на лице святой не было видно совершенно никаких ран, и святая была здорова и имела цветущее лицо.
Утром следующего дня игемон приказал снова привести к себе святую на допрос. Когда страж темничный Лаодикий, открыв дверь темницы, увидел, что святая была освобождена от оков, то пришел в страх и ужас; не думая, что это была Гликерия, он вознамерился убить себя, так как подумал, что Гликерия убежала из темницы (так поступить страж хотел потому, что весьма боялся наказания от игемона). Но святая сказала ему:
— Не причиняй себе зла, ибо это я — Гликерия.
Страж же, находясь в испуге, сказал:
— Помилуй меня, спаси меня, дабы я не умер от страха, так как я верую в Бога, помогающего тебе.
Святая же сказала ему:
— Следуй за Христом и ты спасешься.
Страж же, выйдя из темницы, возложил на себя узы, которыми была скована мученица, и, неся их на себе, пошел к игемону.
Когда игемон увидал его, то сказал:
— Что это ты сделал, Лаодикий? Где узница, порученная твоему наблюдению? Лаодикий сказал на это:
— Вот она предстоит тебе. Нынешнею ночью она была осияна Божиим светом и исцелена ангелом, посланным от Бога, который освободил ее от оков; оковы эти надел я на себя; вместе с тем она получила первоначальную красоту лица своего и была совершенно исцелена ангелом от ран. Видя все эти чудеса Божий, я уверовал в Бога и желаю быть соучастником смерти Гликерии.
Тогда игемон, преисполнившись гнева, сказал: — Пусть будет усечен этот окаянный, и тогда мы увидим, придет ли Христос на помощь к нему!
Когда приблизилось время усечения мечом, Лаодикий, подняв очи свои к небу, громко воззвал:
— Бог и Господь христиан! Сопричти меня во царствии Твоем ко святой рабе Твоей Гликерии.
После этого он был усечен во главу; тело же его честное христиане, взяв тайно, похоронили с честью.
Между тем игемон, обратясь к Гликерии, сказал ей:
— Мы знаем, что отец твой был анфипатом римским, знаем также, что и мать твоя была столь же благородного происхождения; но кто тебе помогает, мы этого не знаем; скажи нам об этом ты сама.
Святая отвечала:
— Мне помогает Христос, Спаситель мира и Источник всякой радости, посылавший мне пищу в темнице, разрешивший меня от оков и восстановивший красоту лица моего, попранную тобою.
После этого игемон приказал отдать святую зверям на съедение.
Святая шла к зверям с весельем и радостью, как бы на некий пир. Когда она прибыла к тому месту, на которое выпускаются звери, то остановилась. Тотчас на Гликерию была выпущена большая львица, грозно рыкавшая; но, подойдя к святой, она тихо легла у ног ее и начала их лизать. Святая же, подняв очи свои на небо, сказала: «Благодарю Тебя, Боже всесильный, Боже отцов, Боже милосердия! Благодарю Тебя, укротившего ярость зверя, дабы показать всем божественную силу Твою! Благодарю Тебя за то, что ты сделал для меня легкими все, даже самые жестокие, мучения. Услышь меня, Боже, и воздай сему злому игемону по делам его, меня же не лиши венца благодати Твоей вместе с прочими святыми Твоими».
После того как святая помолилась так, был слышан с неба голос, говоривший: «Я услышал молитву твою! Приди ко Мне с миром! Вот тебе отверзаются двери царствия небесного!»
Вскоре была спущена другая львица, которая, подойдя к святой, угрызла ее, причем тело святой не было растерзано львицей. Так предала святая душу свою в руки Божии. Звери же тотчас возвратились в свои клети. В тот же час игемон сильно разболелся тяжким недугом — отек весь водянкою и весьма раздулся, так что умер на улице, ибо его не успели принести в дом. Епископ же Дометий взял многострадальное тело святой мученицы Гликерии и похоронил его на одном красивом месте вблизи Ираклии. Впоследствии от честных мощей святой Гликерии истекло цельбоносное миро, врачевавшее многоразличные недуги.
Дорогие братья и сестры! Из жития святых мучеников мы можем почерпнуть для себя очень много полезного. Мы видим их пламенную веру, и не боязнь пострадать за Истинного Бога нашего. В наше время сейчас мало кто сможет похвастаться такой пламенной верой. Мы готовы отказаться от всего, если это как-то и чем-то может нам навредить. Также и от Христа. Мы оправдываем себя, говоря, что у нас нет времени, нет возможности и т.д. Мы, зачастую, не можем придти в храмы, потому что увлечены мирской суетой и благами, а когда что-то случается мы как «ошпаренные» бежим и слезно молим Господа.
 Дорогие братья и сестры! Хочется пожелать Вам, на примере мучеников, такой же истинной веры. Старайтесь почаще заходить в храмы Божии и быть истинным христианами. Да, конечно, можно понять, что мы работаем, получаем зарплату, чтобы прокормить свои семьи. Без этого мы не можем. Но, зачастую, духовная жизнь намного более бывает для нас полезнее чем какие-либо материальные блага. Хочу еще раз пожелать Вам братья и сестры быть истинными христианами, чтобы и нас Господь сподобил вечных благ. Аминь. 

Священник Сергий Ефремов.