Русская православная церковь Московский патриархат Саратовская митрополия
Балашовская епархия
По благословению епископа Балашовского и Ртищевского Тарасия

Untitled document

С Владыкой Тарасием мы встретились в храме в честь Преображения Господня. Встреча проходила в рабочем кабинете архиерея. Светлые стены с фотопортретами Патриарха Кирилла и митрополита Лонгина. В углу, напротив иконы – зажженная лампадка. На столе – ноутбук и кипа документов. Обстановка скорее больше располагала к исповеди, чем к интервью. Так почти и получилось. 

 «У каждого человека свой крест»

Владыка, скажите, что оказалось самым тяжелым и самым радостным для Вас после наречения Епископом? Было ли это известие неожиданным?

— Кто-то должен быть апостолом, кто-то пророком, кто-то учителем. Каждый должен заниматься своим делом. Я никогда не думал, что я буду епископом, просто трудился во славу Божию, во славу нашей Церкви. Как говорит Патриарх, «мы должны трудиться, как пахари» для укрепления православной веры.

У каждого человека есть свой крест. И свыше его сил Господь не дает крест. Человек должен его нести, верить, надеяться на помощь Божию и просить у Бога, чтобы он послал тех людей, которые будут помогать ему: на службе, в реставрации храмов…

По специальности, Вы – ветеринар, а что так изменило Вашу жизнь, что Вы решили посвятить себя Богу?

— Моя семья всегда была верующей, даже в годы гонений. У нас дома были иконы, родители носили крест, исповедовались. Несмотря на запреты, мы перед школой ходили в храм, причащались Святых таинств. Родители говорили нам, что это необходимо для того, чтобы мы хорошо учились. У нас дома было Евангелие на славянском языке, я не знал этого языка, но пытался прочитать. Для меня Церковь всегда была чем-то таинственным и даже сакральным.

 

Церковь и общество

— Сейчас много говорят о существующем разрыве между церковью и обществом. Это так? Священнослужители открыты для СМИ, дают интервью газетам и на телевидении. А что нужно для успешной проповеди?

— Разрыва между Церковью и обществом нет и быть не может! Мне запомнился ответ покойного Патриарха Пимена на провокационный вопрос иностранного корреспондента. В те годы в Советском Союзе церковь была гонима, и, соответственно, зарубежные визиты Патриарха проходили полулегально. На недоумение журналиста, каким образом высшее духовное лицо Русской Православной Церкви может проводить конференцию в посольстве той страны, где церковь отделена от государства, Его Святейшество ответил примерно так: «Действительно, в нашей стране Церковь отделена от государства. Но ни в Советском Союзе, ни в какой-либо другой стране она не может быть отделена от народа».

Для успешной проповеди важнейшим является искренность и личная вера. Умение говорить правду и следовать ей в личном примере, а не только на словах. Мы ходим в храм, ставим свечи, исповедуемся, причащаемся… Здесь мы – одни, а выходя за пределы храма – другие…

Церковь вышла на этап преобразований. Появилась Балашовская Епархия. А что по сути изменилось?

— Теперь Церковь станет еще ближе каждому прихожанину. Общение с теми, кто ищет Бога, будет еще более реальным и доверительным. Когда епископ ближе к пастве, то он лучше понимает трудности каждого прихода, появляется возможность «радоваться радостями» и «скорбеть скорбями», помогать каждому верующему человеку. К нему можно прийти, получить наставление. 

Создание Балашовской и Ртищевской епархии позволит привлечь внимание общественности и власти к проблемам этих городов. И у них есть теперь возможность стать новыми духовными и культурными центрами нашей области.

«Нельзя говорить о том, что «все плохо, и оставьте нас»

— Как звучит Ваш принцип церковной жизни? Что для Вас главное, а что второстепенное?

— Для каждого христианина принципом Церковной жизни должно стать следование словам Евангелия и преданию отцов Церкви, очень важно личное благочестие и служение людям. Как епископ, я должен делать всё, чтобы проповедь Христовой веры достигла каждого ищущего сердца. А это не просто.

В нашей епархии мало храмов, строительство храмовое не развито, нет кафедрального собора, но надеюсь, что ситуацию можно будет исправить. И тут одно связано с другим, мало духовенства. Думаю, что моя задача – переломить эту ситуацию.

Сегодня мир находится в духовном кризисе. В Евангелии Господь говорит: «Придя, найду ли веру на земле?» Мы еще живем во власти мифа о прогрессе. Нам когда-то внушили, что сегодня по определению лучше, чем вчера, а завтра будет лучше, чем сегодня. Эта истина не объективна. Хотя у нас появляется все больше игрушек и всяких технических средств, и это в какой-то мере облегчает жизнь, но… Знаете, еще недавно повсюду была такая реклама: «Такой удобный мир…» Это самый антихристианский лозунг, который только можно встретить. Внешне происходит изменение качества жизни, но духовные процессы, которые идут при этом, совсем не утешительны. Но мы оптимисты, и я считаю, что Церковь должна бороться за наш мир, она не должна отступать, нельзя говорить о том, что «все плохо, и оставьте нас».  

— К Вам приходят представители местной власти? Если да, то зачем?

— У Бога нет ни богатых, ни убогих. Все мы верующие: крещены в одной купели причащаемся из одной чаши, мы называемся «братьями и сестрами во Христе».

Одним из важнейших принципов деятельности Балашовской и Ртищевской епархии является открытость для диалога и взаимодействия. Конечно же, такой диалог строится и с представителями государственной власти. Пока рано говорить о плодах сотрудничества, но можно говорить о надеждах и перспективах взаимодействия.

Мне хотелось бы видеть в представителях местной власти не только хороших помощников, благорасположенных к Церкви людей, людей, желающих возрождения нашего края. Мне хотелось бы видеть в них, прежде всего, людей верующих, чад Церкви – тех, о спасении кого, я, как епископ, призван заботиться. И в самой помощи районного руководства я желал бы видеть не только выражение доброй воли, но и искреннее сердечное чувство, свидетельство веры, в той мере, в которой она присуща каждому, приходящему ко мне.

Я глубоко уверен, что отношения между Церковью и государством должны носить партнерский характер, основываться на принципе невмешательства в дела друг друга. То есть Церковь в государстве должна быть по-настоящему независима. Хотя независимость в современном мире – понятие условное.

При решении многих проблем государство просто не может обойтись без взаимодействия с Церковью. И здесь открывается очень широкое поле для совместной деятельности: выполнение различных социальных, образовательных программ, программ по сохранению культурного и духовного наследия, поддержка малоимущих. Ведь практически всё культурное наследие России, да и других православных государств, так или иначе связано с Православной Церковью. И здесь не нужно стесняться диалога и сотрудничества. Так уж сложилось, что наше государство частенько бросается в крайности. Сначала Церковь считают абсолютным злом, потом начинается слишком поспешное «братание» и заключение Церкви в объятия. Потом власти спохватываются и заявляют, что у нас светское государство и такие отношения с Церковью «несовременны», после чего вновь начинается период отчуждения. А нужно на самом деле совсем немного – выработать нормы взаимоотношений, которые есть во всех странах, называющих себя цивилизованными. И не стоит бояться упоминания в Конституции или других основополагающих документах исторической роли конфессий, а конкретнее – исторической роли Русской Православной Церкви.

— А как Вы планируете выстраивать отношения с представителями других конфессий? Вы уже познакомились с «главным» мусульманином Балашова?

— Не успел с ним познакомиться, потому что нахожусь здесь всего две недели. Я думаю, что у нас сложатся хорошие отношения, и мы будем вместе трудиться, чтобы наше Отечество Российское укреплялось, чтобы между конфессиями был мир.

 

О ремонте и «Основах православной культуры»

— Бывшее здание школы-интерната чиновники пообещали передать в собственность церкви. Какие-то ремонтные работы там сейчас ведутся?

— Там разместится епархиальное управление, где будет архиерей, будет канцелярия, отделы – миссионерский, социальный, молодежный. Предстоит еще много работы и материальных вложений. В здании нет освещения и отопления, некоторые помещения разрушены.

— Как Вы относитесь к новому предмету – «Основы православной культуры». Отношение в обществе к этому новшеству, мягко говоря, неоднозначное.

— До революции в школах всегда преподавался Закон Божий. Тогда из учебных заведений выходили достойные люди. Среди них много великих писателей, художников. Церковь не учит плохому. Посмотрите на детей, которые учатся в воскресных школах. Они совсем другие. Из 95 процентов не вырастет ни убийц, ни грабителей, а будут почитать своих родителей, будут стараться трудиться на благо Церкви, на благо России. И я думаю, что мы тогда будем жить в другом, духовном обществе. В мире и доброте.

 

беседовала Юлия Кирина

фото Вадим Преслицкий